Главная | Душеполезное чтение | АРХИВ | Благодатный Огонь

Благодатный Огонь

«ИБО ВСЯКИЙ ОГНЕМ ОСОЛИТСЯ…»

                                                                                          (Мк. 9, 48).

 

 

(Сошествие благодатного огня в Иерусалимском Храме Воскресения Христова 18 апреля 2009 г. Заметки писателя Александра Трофимова)

 

17 апреля. Великая Пятница

 

После чина погребения в ямском храме нас, восьмерых паломников, ожидали две машины, которые за полчаса домчали до аэропорта Домодедово. Наш благодетель, организовавший рейс рассчитал и это. Рейс был назначен на 20 часов 30 минут, а служба заканчивалась в 19-30. Если бы вылет назначили из Шереметьево, как предполагалось поначалу, то мы могли не успеть из-за пятничных пробок на дорогах.

Наше паломничество почти до последнего часа было под вопросом, т. к. Израиль не давал разрешения на вылет. Всё висело на волоске, поскольку приближался «шабат» – суббота, в которую ничего невозможно было бы оформить ввиду запрета якобы по Закону Моисееву. Долгожданное разрешение пришло во время главного богослужения Великой Пятницы.

В аэропорту нас провели в отдельную комнату, собрали паспорта и через несколько минут возвратили их с талонами на посадку. Быстро прошли магнитный контроль и уселись в автомобиль, который довез нас до трапа нашего самолета. Это был небольшой самолет на 8 мест с экипажем из трех человек: пилот, бортмеханик и стюардесса.

Взлетели при закате солнца. Лететь было легко, в салоне тепло, нам предложили соки и воду, но все отказались. Через 3 часа 40 минут – в точности по расчетному времени, мы оказались в аэропорту Бен-Гурион. И далее всё происходило как в сказке со счастливым концом. Никаких очередей, ожиданий и стояний. Мгновенно подъехал микроавтобус, и нас доставили до офиса. Снова собрали наши паспорта, вклеили разрешение на въезд, и вернули их, сказав, что такси заказано и уже ожидает нас. Затем последовала быстрая ночная езда; по сторонам ничего не видно, фары высвечивают лишь дорожные указатели.

Прибыли мы в Иерусалим в 0-30 местного времени, отличающегося от московского на один час. Подвезли нас к гостинице «Шератон» – и тут начались проблемы, связанные с уже наступившим «шабат». Девушка за гостиничной стойкой сообщила, что она не может оформить и проводить нас по причине того, что ей нельзя пройти более какого-то количества шагов. Для оформления нас всех пригласили в крошечную комнату, где находился компьютер; в нем и отыскали наши данные, после чего выдали магнитные карты с указанием номеров.

После краткого обсуждения решили немедленно отправиться пешком в старый город и через ближайшие ворота пройти на Via Dolorosa. Через несколько минут после выхода нам пришлось пережить неприятный инцидент. Один из наших паломников начал снимать на видеокамеру улицу, по которой мы шли. К нему тотчас подошли двое полицейских и сказали, что в Иерусалиме делать съемку на улице запрещено, и мы должны немедленно стереть записи. На вопрос, почему нельзя делать съемку, полицейский объяснил, что палестинские террористы перед нападением снимают объекты, поэтому во всем Израиле запрещена фото и видеосъемка, а также введено множество ограничений. Через полчаса выяснений полицейский вытащил из камеры диск и разломал его на мелкие куски. При этом сказал, что мы должны быть благодарны ему, так как он мог отвезти нас в полицейский участок, где нам пришлось бы вместо благодатного огня созерцать железную решетку, и только в воскресенье выйти на свободу. Мы, конечно, дружно молились, и это испытание закончилось для нас благополучно. Правда, пришлось сбегать в гостиницу за новым диском.

Когда мы подошли к старому городу, увидели множество израильских солдат с автоматами и резиновыми дубинками. Ворота, через которые мы хотели войти, были перекрыты. Встретившиеся нам паломники из России сказали, что почти все пути в старый город перекрыты полицией и солдатами, так что к Храму подойти невозможно. Тогда организатор нашего паломничества предложил на такси доехать до других ворот,– таксисты наверняка знают, как можно проникнуть в старый город. Это было счастливое решение. Через несколько минут мы действительно уже шли по узким улочкам древнего города, хранящих память о тех давних и страшных событиях. Какое счастье подарил нам Господь в эту ночь – мы прошли весь скорбный путь Христа, не встретив ни единого человека! Еще несколько часов назад мы молились на службах Царских часов и Страстей Господних. И вот вскоре после чина погребения Господа нашего мы оказались в Иерусалиме и идем по крестному пути Господа к Голгофе. Вокруг нас темнота, а над нами – звездное небо. И благодать озаряет сердце,– ты как будто переносишься в те далекие времена. Удивительная, редкая в нашей жизни сосредоточенность и тишина. Никаких магазинов и лавок, никакого мусора под ногами. Мы идем по Крестному пути Господа, останавливаясь на каждом из значительных этапов этого пути.

Последний поворот, за которым открывался путь к Храму, был перекрыт патрулем, и мы повернули в боковую улочку. Шли мы не выбирая путь, направляясь туда, где можно было пройти, и вышли точно к тому месту, откуда начали свой путь в старый город. На обратном пути мы встречали множество русских паломников: они стояли или сидели, ожидая утра следующего дня в надежде как можно ближе быть к Храму, где каждый год совершается великое и таинственное событие. По всему старому городу слышались знакомые песнопения на церковно-славянском языке. Пожалуй, в этот год в Иерусалиме для участия в таинстве схождения благодатного огня прибыло более всего именно русских паломников.

 

Все мы воспринимали происходящее, как дар любви Божией. Только что мы молились в родном храме, воспоминая Страсти Христовы, а теперь безо всякой суеты, с молитвой и благоговением прошли по тем местам, о которых вспоминали богослужебные тексты и Священное Писание.

 

18 апреля. Великая Суббота

 

Вдохновленные и радостные возвратились мы в гостиницу. Шел уже пятый час, близилось утро Великой Субботы. Отдохнув часа три, мы собрались в холле гостиницы, как нам и повелели устроители этого паломничества. Теперь пришло время рассказать и о них. Это была паломническая группа с Украины. Мы пытались присоединиться к паломнической группе фонда Андрея Первозванного, но нам отказали, а вот друзья с Украины взялись провести нас в Храм, если мы успеем вовремя прилететь. Проводником нашим был посол Украины в Израиле. Нам выдали специальные пропуска, без которых сегодня в храм Гроба Господня не попасть, и пригласили в автобус, предупредив, чтобы не отставали от группы ни на шаг, что мы и выполняли на всем пути. Высадили нас у Яффских ворот, после чего началось прохождение сквозь строй израильских солдат и полицейских.

Нас ожидали шесть кордонов, через которые приходилось пробиваться через плотную толпу с немалыми усилиями. Украинский посол указывал полицейским на участников своей группы и сам помогал им пролезать через узкую щель между металлическими решетками. Весь путь до храма занял у нас три с половиной часа (в обычное время его можно пройти за несколько минут). Вдоль всего пути с обеих сторон стояли шеренги солдат в полном вооружении, в бронежилетах, с автоматами (с запасными дисками), пистолетами и резиновыми дубинками.

Наконец мы в Храме. И снова милость и любовь Божия была с нами. Нам досталось идеальное место для обзора. Мы стояли возле прохода, по которому проходил к Кувуклии* Иерусалимский Патриарх Феофил, поэтому могли видеть все, что происходило возле Кувуклии и в пространстве Храма Воскресения. Это помогло увидеть чудо одновременного схождения благодатного огня в разных местах Храма.

* Кувуклия – небольшая часовня над Гробом Господним.

 

Израильская полиция осмотрела внутреннее помещение Кувуклии (а много веков это делали турецкие стражники), после чего Кувуклию опечатали большой ярко-желтой восковой печатью в знак того, что ее осмотр закончен и в ней нет ничего, что позволило бы Иерусалимскому Патриарху зажечь огонь. Через несколько минут после опечатывания Кувуклии в храм вбежала православная арабская молодежь. Молодые люди как наездники сидели на плечах друг у друга, прося Богородицу и Господа, чтобы Он даровал православным благодатный огонь. Они скандировали под барабанный бой и звуки рожка: «Наша вера Правая! Наша вера Православная! Христос – Бог истинный!» Когда зазвучали колокола Храма Воскресения, мы поняли, что ритм барабанного боя в точности соответствовал ритму колокольного звона.

Господь попустил, чтобы еврейская полиция наводила порядок и проверяла, чтобы не было обмана в таинстве схождения Благодатного огня, чтобы мусульмане владели землей под Храмом Воскресения,– они же открывают и запирают двери Храма и собирают мзду от всех христианских конфессий, молящихся в нем. Но благодать этого святого места и любовь Божия дарована православным верующим людям.

 

В половине второго по местному времени появляется Святейший Патриарх Феофил. Его разоблачают, и он остается в одном белом подризнике, затем обыскивают, чтобы он не имел никаких предметов, с помощью которых можно было бы зажечь огонь. Преклонив голову над низким входом, под крики греков «Аксиос!» («Достоин!»), Патриарх Феофил, а вслед за ним и Армянский Патриарх заходят в Кувуклию. Армянский Католикос – важнейший участник всех торжеств. Он постоянно следует за православным Патриархом и, хотя не подходит к Гробу Господню, остается в Приделе Ангела (первом по входе в Кувуклию), откуда наблюдает за священнодейством Греческого Патриарха.

Патриарх Феофил сейчас становится на колени перед тридневным ложем Спасителя и молится о том, чтобы Господь и в этот раз даровал Своим чадам Благодатный Огонь.

 

В это время над Кувуклией появлялось свечение густого синего или фиолетового цвета, похожее по форме на северное сияние. Точно такое же сияние появилось и над алтарем греческого храма.

После того, как Патриарх вошел в Кувуклию, греческие монахи и священники с крестным ходом обходили вокруг нее с пением на греческом языке «Господи помилуй», после чего запевали «Отче наш» на церковно-славянском, и многотысячный славянский хор подхватывал и возносил слова молитвы к Отцу Небесному. Затем снова пели на греческом и опять на славянском, и в конце возглашали: «Аксиос, аксиос, аксиос!». Ответом на эту соборную молитву стало необычайно быстрое схождение огня.

Без десяти минут два Патриарх вошел в Кувуклию, которую сразу же опечатали. А в два часа с несколькими минутами благодатный огонь сошел в Кувуклии. Но буквально в то же мгновение он сошел и в алтаре греческого храма, в котором стоял Вселенский Патриарх Варфоломей. После этого всех, кто находился в Храме, ожидало потрясающее зрелище: волны огня двигались с двух сторон – от Кувуклии и от алтаря греческого храма. Мы оказались точно посередине между этими реками огня и могли зажечь свои свечи как от Иерусалимского Патриарха, так и от Константинопольского. Так мы и поступили: зажигали наши свечи от соседей и справа и слева. Тысячи людей стояли вплотную и держали пучки свечей, горящих бело-голубым пламенем. Арабские мальчики зажигают свои свечи от свечей, только что переданных из Кувуклии, и быстро бегут по проходам во все концы Храма, во двор Храма, чтобы как можно быстрее передать частицу огня ожидающим там людям.

Но в этот день от многих ускользнуло еще одно знаменательное событие. Мы стали его свидетелями только потому, что находились рядом. Буквально в двух-трех метрах сзади нас стояла группа паломников из Грузии. И вот у одного из них сама собой загорелась высоко поднятая связка свечей. Так что благодатный огонь сошел в 2009 году в трех местах: у Иерусалимского Патриарха, у Вселенского Патриарха и у паломников из Иверии – Первого Жребия Божией Матери!

Огонь этот действительно не обжигает, а только чувствуешь тепло. Все стараются в этом убедиться: прикасаются к нему руками, умывают лица и головы, совершают огнем крестное знамение. Мужчины подносят горящие пучки свечей к своим бородам, а женщины к волосам – но огонь нисколько не вредит им. Многие зажигают лампады и масляные светильники, чтобы донести огонь до своих домов. Я держал свой пучок долго, пока не выгорело более половины, но огонь все так же не обжигал. Однако воск, который стекал на руки, был очень горячим, хотя руки не обжег.

 

***

 

Бог может зажечь огонь в любом месте и в любое время. Но такие события даруются миру как знамение для вразумления и духовного осмысления. И нам следует понять, что Господь открывает людям через схождение благодатного огня в эту Великую Субботу.

Главное, что удалось увидеть и почувствовать – это Соборность Церкви. Нет разделения в Боге, есть Единая Соборная Апостольская Церковь, и соборная молитва христиан разных стран и земель творит чудо, которое на самом деле есть утверждение Божественного Закона, Закона любви и благодати. Это знак укрепления всем православным людям в подвиге стояния за веру истинную и в жертвенном служении.

 

Огонь является одним из главных символов, возвещающих миру о посещении Бога Живаго. Огонь выражает славу и святость Божию. В Ветхом Завете ниспосланием огня Бог свидетельствует, что жертва, принесенная человеком, угодна Ему. На горе Хорив Господь явился Моисею в виде горящего куста, который горит огнем, но не сгорает. Бог говорил Моисею «из среды огня» (Втор. 4, 12). Поэтому Израиль и его великие пророки представляли Бога в виде «поядающего огня». «Вид же славы Господней на вершине горы был пред глазами сынов Израилевых, как огонь поядающий» (Исх. 24, 17). И святой апостол Павел повторяет: «Потому что Бог наш есть огонь поядающий» (Евр. 12, 29).

Христос сказал Своим ученикам: «Огонь пришел Я низвесть на землю, и как желал бы, чтобы он уже возгорелся!» (Лк. 12, 49). С тех пор Церковь живет этим огнем, которым горит мир благодаря Великой Жертве Спасителя. Он горел в сердцах учеников, шедших в Эммаус, когда с ними беседовал воскресший Христос. Это огонь Духа Святаго, Который сошел на апостолов в день Святой Пятидесятницы. Это огонь небесный, которым совершается крещение «огнем и Духом Святым». Видимый огонь, являющийся на Гробе Господнем – явление того же рода. У того, кто воспринял этот огонь, огонь Духа Святаго расстояние между человеком и Богом уничтожается Самим Богом, пребывающим в глубине души человека. Поэтому каждый, кому даровано быть в Иерусалимском Храме Воскресения Христова в день Великой Субботы, чувствует особую близость Бога, и тогда в сердце и сознание входит ясное понимание таинственных слов св. апостола Марка: «Ибо всякий огнем осолится…» (Мк. 9, 48).

 

Чувство соприкосновения с Божественным испытали сотни, тысячи людей находившихся в храме! Все, кто испытали это небесное чувство, никогда его не забудут. Мы, можно сказать, купались в благодати, в Божией любви. После этого всё в душе переворачивается, но вернее сказать становится на свои места. Думаю, что у многих происходит это внутреннее перерождение – укрепляется вера. Огонь, который не обжигает тело, но загорается в сердце – радостью о Воскресшем Господе, о том православном братстве, в котором здесь и сейчас совершается наша Пасха. Сам Небесный Огонь подтверждает священную истинность православной веры. Многие приезжают в Иерусалим во второй, а кто и в третий раз, но не для того, чтобы подержать руки в не обжигающем пламени свечей, а ради этих секунд истинного счастья, когда разрушены все преграды между душой, личностью человека и любящим и всепрощающим Богом!

 

Как молились собравшиеся в Храме! Никакими словами этого не передать. И так отрадно было слышать знакомые греческие и славянские песнопения, которые подхватывали тысячи голосов. Благодаря этой огненной молитве так быстро сошел в этом году огонь. Больше всего в этом году собралось в Иерусалиме русских паломников, и, конечно, всем нам очень хотелось, чтобы Господь дал знак Своей милости к нашей Церкви, как это уже было однажды (об этом случае мы расскажем ниже). Но для нас, паломников из России и для Русской Церкви был дарован духовный знак о необходимости смиряться и не думать о себе более чем мы есть. Как раз перед тем, как направиться в храм, мы обсуждали вопрос о Москве – Третьем Риме, о том, что Русская Церковь – самая многочисленная в мире, а у Вселенского Патриарха и паствы-то совсем нет.

Но Господь поправил нас и показал благодатную силу Греческого Православия. Огонь сошел одновременно у Иерусалимского Патриарха Феофила и у Вселенского Патриарха Варфоломея. Так что не случайно носит Константинопольский Патриарх имя Вселенского. Это не почетный титул, а наполненное духовным содержанием служение. С двух сторон – из Кувуклии и из алтаря греческого храма двигался в этот раз благодатный огонь. И нам следует вспомнить, что в нашей Церкви горит греческий огонь, что мы – ученики греков. Вселенское начало остается у Греческой Церкви, и Москва не заместила Константинополь. У Русской Церкви и у России иное призвание, не менее важное для спасения мира, но – иное. И не следует нам приписывать себе то, что нам не принадлежит.

Снова напомним, что благодатный огонь сошел в этом году еще в у паломников из Грузии. И быть может это связано с церковным возрождением в Грузии, православные люди которой совершают по благословению своего Патриарха Илии ежедневную семиразовую молитву о спасении своей страны и своего народа.

И как не вспомнить здесь эпизод из жития великого святого Иверии – прп. Давида Гареджийского (VI в.), основателя грузинского монашества и небесного покровителя Грузинского царства. Он захотел совершить паломничество в Иерусалим к Животворящему Гробу Господню. Увидев с холма Святой Град, он пал на землю и воскликнул: «Господи Иисусе Христе, Боже наш! Ты сподобил и меня, недостойного раба Твоего, видеть эти места, где Ты ступал пречистыми Своими ногами. Я не осмеливаюсь продолжать свой путь, дабы землю, освященную святыми стопами Твоими, не попирать моими нечистыми ногами. И довольно мне, что я, грешный, удостоился видеть эти святые места». Давид взял с того места три камня, как будто бы от Гроба Господня, и отправился обратно в Иверию. В это время Иерусалимскому Патриарху явился Сам Господь и повелел послать гонцов вслед за Давидом, потому что тот унес с собой всю благодать от Святого Града. Патриарх немедленно исполнил повеление, Давида догнали, и по просьбе Патриарха он вернул два камня, оставив себе один. Впоследствии от этого камня в Иверии совершалось множество чудес.

 

***

 

В этом году Благодатный огонь в специальном контейнере был передан Святейшему Патриарху Кириллу на ночном Пасхальном богослужении в Храме Христа Спасителя.

 

***

 

Благодатный Огонь – это беспредельная милость Божия падшему роду человеческому. Афонские старцы говорят о четырех признаках близости конца мира. Первый – засохнет дуб Мамврийский; второй – перестанет сходить Благодатный огонь в Иерусалимском Храме Воскресения Господня; третий – будет восстановлен на прежнем месте Иерусалимский храм, разрушенный римлянами в 73 г. по Р.Х.; и четвертый – уйдет со Святой Афонской Горы Иверская икона Божией Матери. Если Огонь сошел, это значит, что еще один год будет жив род человеческий!.. Еще один год будет светить солнце и согревать людей. Еще один год земля будет давать плоды, питать людей, радовать красотой цветов, деревьев, прославляя Своего Творца.

 

***

 

А теперь предложим вниманию читателей рассказ о том, как Господь отметил Своей милостью нашего знаменитого санаксарского старца схиигумена Иеронима в Великую Субботу во святом граде Иерусалиме.

 

Несколько лет назад я приехал в город Ундоры Ульяновской области, где служил тогда в местном храме мой давний друг отец Александр. Случилось так, что в эти дни здесь оказался знаменитый санаксарский старец схиигумен Иероним (ныне покойный), и мне довелось услышать из его уст дивную историю о чудесной помощи старицы Матроны. Передаю рассказ отца Иеронима, каким он запомнился.

 

«Когда открылся «железный занавес», стало возможным совершать паломничества на Святую Землю. Одна из моих духовных чад – монахиня – сказала, что может достать путевку во святый град Иерусалим в предпасхальные и пасхальные дни, когда происходит схождение благодатного огня в храме Воскресения Господня. Мне нужно было оформить загранпаспорт и собрать необходимую сумму для оплаты путевки. Взял я благословение у наместника, и к нужному сроку все было готово: и паспорт, и средства. Монахиня сообщила мне дату вылета и указала день, до которого я должен был появиться у нее (она жила в Москве).

 

Помолившись, отправился в Москву. По прибытии обнаружил, что все собранные деньги оставил в своей келии, они находились в кармане брюк, а я надел в поездку другие. Рассказал матушке о случившемся. Она говорит, что последний срок сдачи денег завтра. Тогда я сказал ей: «Надо деньги здесь достать. Пока их найдут, пока пошлют телеграфом, пока мы получим – за день не успеть. Ищи здесь деньги, а я по возвращении вышлю». Но она ответила, что за день не может найти такую большую сумму – несколько сот долларов, занять не у кого. Несмотря на такую неувязку, у меня было очень спокойно на сердце. Я решил, что, если эта поездка нужна, Господь вразумит и поможет достать нужную сумму, а если нет – возвращусь в монастырь, значит, не пришло время.

 

Ранним утром я отправился на Даниловское кладбище к могилке блаженной Матроны и решил попросить денег у нее. Приехав на место, я помолился так: «Матушка дорогая, если есть благословение на поездку, помоги мне найти эти деньги, а если нет, я сразу же уеду в монастырь. Да будет воля Господня». Стою в сторонке от могилы и молюсь. А народ идет ручейком, молится, просит о своих нуждах. Люди берут землю с могилки в пакеты. Вдруг подошла ко мне женщина и протянула конверт. Я поблагодарил и, когда она ушла, заглянул в этот конверт. В нем находились две бумажки по 100 долларов. Потом стали подходить другие люди – и все давали деньги. Самым удивительным было то, что дарили в основном доллары (ведь мне нужно было оплатить путевку в валюте). Я прикидывал, сколько у меня набралось денег. Наступил момент, когда стало ясно, что на путевку уже хватает.

 

Я снова помолился, попросил благословения собрать еще денег, чтобы привезти со Святой Земли подарки для братии и духовных чад. Тогда ведь поездки в Иерусалим были большой редкостью, и каждая святыня была драгоценна для наших православных людей. Деньги продолжали дарить, и вот я почувствовал, что уже достаточно и на поездку, и на подарки. Сделал земной поклон перед могильным крестом, поцеловал его, поблагодарил Матронушку за помощь и очень радостный возвратился к монахине. Когда я передал ей деньги, она спросила:

– Батюшка, где вы их достали?

– Матронушка дала…

 

Думаю, что интересно будет знать и то, как дальше проходило паломничество. Когда наша группа прилетела на самолете в Израиль, нас посадили в автобус и привезли сначала в офис, где выдали документы на поселение, и отправили в гостиницу. Но тут случилось искушение: куда-то потерялся талон на поселение. Всех разместили в номерах, а меня не оформляют. Языка не знаю, объяснить ничего не могу. Но, слава Богу, оказались здесь добрые люди, стали звонить, выяснять, и в конце концов все устроилось. Потом я понял, что это было промыслительно, так как всех паломников поселили на окраине города, а мне дали место в гостинице в самом центре, буквально рядом с храмом.

 

Все мы ожидали с волнением предстоящих событий. Я заранее купил несколько пучков белых иерусалимских свечей. Пришел к Храму задолго до начала торжества, чтобы устроиться поближе. В Великую Пятницу и в самый день схождения огня не вкушал пищи, молился, благодарил Господа за Его милость. Наступил главный момент, ради которого мы совершили паломничество. Святейший Патриарх Диодор вошел в Кувуклию, и все напряженно ожидали, когда совершится великое таинство. Было шумно, огромное количество народа. И вот раздались крики, внутри появились огненные всполохи, но Патриарх еще не вышел из Кувуклии. И тут со мной произошло такое, отчего я даже испугался: у меня загорелась борода. Сначала я решил, что кто-то поджег меня нечаянно, хотя ничего горящего рядом не было. Я выронил из рук свои пучки свечей и начал сбивать огонь с бороды, но он не только не сбивался, но и перешел на голову – загорелись волосы на голове. Со всех сторон на меня удивленно показывали руками. Огонь этот совершенно не жег, волосам не вредил, и я понял, что это и есть благодатный огонь – Господь явил такую великую милость ко мне грешному. Тогда я уже спокойно поднял с земли свои пучки свечей и поджег их от бороды, а люди начали поджигать уже свои пучки от этого огня. Потом огонь на волосах постепенно погас, но осталось удивительное состояние радости, ликования, благодарности Господу нашему. Слава Тебе, Господи, слава Тебе!

 

Еще одно, очень порадовавшее событие случилось в эти дни. Греческие монахи пригласили священников из нашей паломнической группы на совместную молитву и пасхальное разговление. Помолившись, пропели пасхальные песнопения, после чего стали раздавать угощение: на маленьких тарелочках были положены часть просфоры и крошечные кусочки кулича и паски. Я подумал про себя: «После строгого поста такое скудное угощение». И тут Господь дал мне хорошее вразумление. Ко мне вдруг подошел переводчик и сказал: «Игумен (или архиерей – не помню точно) просил передать, что этого угощения вполне достаточно, чтобы насытиться». Так оно и было: когда я употребил содержимое тарелочки, явилось чувство сытости, как после хорошего обеда.

 

 

Календарь: Сегодня

Объявления

05.07.2017
СОХРАНИМ ПОРУШЕННЫЕ СВЯТЫНИ
02.03.2017
Музей новомучеников и исповедников земли Домодедовской
06.11.2016
Творческая студия "Веснянка"
27.09.2013
Игумен Валерий Ларичев
06.07.2012
Катехизаторские беседы
10.09.2011
Молебен покаянный для женщин совершивших грех детоубийства.
04.09.2011
ВОСКРЕСНАЯ ШКОЛА ДЛЯ ВЗРОСЛЫХ
06.09.2010
НАБОР В ХОР ХРАМА.
24.03.2010
СЕСТРИЧЕСТВО.

Все объявления

Вопросы священнику

 

 

Вопрос священнику можно отправить по адресу:


Как отмечают  дату пол-года, так же как 9 и 40 дней?

Как готовится к Причастию во время Святок? Как держать пост в эти дни?

Я вышла замуж за мусульманена,  могу я  заказать сорокоуст?

Возможно ли Таинство Венчания между девушкой, крещенной в Русской православной церкви, и мужчиной, крещенным в Армянской апостольской церкви?

Почему в вашем храме становятся на колени в воскресенье?

 

Все вопросы и ответы